Эскорт в Москве только в MOLLY/24

вернуться к списку всех работ


ПРАВИЛА О ВЗЫСКАНИЯХ ЗА ТАЙНОЕ ОБУЧЕНИЕ В ЗАПАДНЫХ ГУБЕРНИЯХ (1892 г.)


Хрестоматия по истории педагогики, М., 1936 г.
OCR www.biografia.ru



Указ Александра III сенату

Насаждение и упрочение в западных губерниях империи образования юношества на началах русской народности всегда составляло одну из важнейших задач правительства. В тех же видах мы признали ныне за благо установить особые временные правила, направленные к пресечению в упомянутых губерниях тайного обучения.
Утвердив правила сии, рассмотренные Комитетом министров, и препровождая их в правительствующий сенат, повелеваем: обнародовать оные и привести в действие установленным порядком в губерниях: Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской, Витебской, Могилевской, Киевской, Подольской и Волынской. Правительствующий сенат не оставит учинить к исполнению сего надлежащее распоряжение.

Временные правила за тайное обучение в губерниях: Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской, Витебской, Могилевской, Киевской, Подольской и Волынской

1. За устройство и содержание без дозволения правительства школы какого-либо рода виновные в том подвергаются денежному взысканию до 300 руб. или аресту до 3 месяцев. Тому же взысканию подвергаются лица, оказавшие содействие устройству тайной школы или учебным в ней занятиям предоставлением помещения, училищных, учебных или иных средств, а также платою за обучение или же участием в преподавании или заведывании школой.
2. Тому же взысканию (ст. 1) подвергаются лица, имеющие право на обучение в частных домах, если они окажутся виновными в совместном обучении без дозволения правительства детей нескольких семейств или же взрослых посторонних лиц у себя на квартирах или в частных домах.
3. Возбуждение дел о тайном обучении возлагается в губерниях: Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской, Витебской и Могилевской — на дирекции народных училищ, а в губерниях: Киевской, Подольской и Волынской — на инспекторов народных училищ состоящей при управлении Киевского учебного округа инспекции сих училищ. Чины городских и уездных полиций, а также волостные и сельские должностные лица обязываются сообщать подлежащему учебному начальству дошедшие до них сведения о случаях тайного обучения.
4. Наложение упзмянутых в статьях 1 и 2 изыскания принадлежит в губерниях: Виленской, Ковенской, Гродненской, Киевской, Подольской и Волынской — генерал-губернаторам, а в губерниях: Минской, Витебской и Могилевской — губернаторам.
5. Деньги, взысканные с виновных на основании настоящих правил, поступают:
а) в капитал призрения лиц, приобревших право на обучение юношества в частных домах, если они взысканы с лиц, имеющих звания домашних наставников, учителей и учительниц, или вообще с лиц, имеющих право заниматься обучением в частных домах, и
б) в гос. казначейство, если взысканы со всех остальных лиц.
6. Порядок применения настоящих правил предоставляется соглашению попечителей Киевского и Виленского учебных округов с подлежащими генерал-губернаторами или губернаторами.

Представление министра народного просвещения

Многолетние наблюдения и не подлежащие сомнению данные доказывают, что тайные школы в Северо-западном крае возникают по причинам, созданным искусственно, а не вызываются потребностью населения в образовании, не удовлетворяемой правильно устроенными училищами. Число тайных шкал, как показал опыт, стоит в зависимости не от общего числа населения и числа существующих дозволенных школ в той или другой местности, а в зависимости от числа населения, принадлежащего к римско-католическому исповеданию. Действительно, по имеющимся данным наибольшее количество тайных школ открывается всегда в местностях с преобладающим католическим населением. Так, например, из 115 тайных школ, обнаруженных в Гродненской губернии в период времени с октября 1882 г. по апрель 1883 г., в Гродненском уезде было открыто 26, в Сокольском 15, в Брестском 2, в Пружанском 1, в Слонимском 5, в Волковыском 9, в Белостокском 48 и в Вельском 9; наибольшее число тайных школ было именно в тех уездах, где большая часть населения принадлежит к римско-католическому исповеданию. Между тем, то же самое католическое население, которое доставляет значительный контингент учащихся в тайные школы, не только отказывается давать какие-либо средства на учреждение правительственных школ, но избегает даже посылать своих детей в существующие правительственные училища. Нередко бывает, что такие училища, находящиеся в весьма населенных пунктах с католическим населением, имеют крайне незначительное число учеников.
Кроме сего, статистические данные указывают, что число учащихся в правительственных училищах католиков в 5 1/2 раз меньше числа учащихся православных, хотя католическое население лишь в 2 1/2 раза меньше православного.
По данным за 1882 г. в Гродненской губернии число учащихся православных равнялось 2,87% общего числа православного населения, а учащиеся католики составляли лишь 1,15% католического населения.
Если взять в расчет одно лишь сельское население, то разница между процентными отношениями учащихся к населению будет еще значительнее; а именно: процентное отношение учащихся православных к числу православного населения выразится в цифре 3,03, а отношение между учащимися и населением католическим в цифре 1,33.
Из приведенных данных явствует, что к обучению детей в тайных школах прибегает не все население, а преимущественно католическое.
Этот факт, в связи с уклонением католиков от посещения правительственных училищ и тем обстоятельством, что почти во всех тайных школах производится обучение польской грамоте и преподавание различных предметов на этом языке, дает достаточное основание утверждать, что тайные школы возникают вследствие происков известных личностей, преследующих этим путем политические цели. Действительно, если обратиться к ближайшим причинам, заставляющим местное население посылать детей в тайные школы, то окажется, что в числе этих причин главное значение имеет влияние римско-католического духовенства. Духовенство это относится крайне недоброжелательно к правительственным училищам, в которых закон божий римско-католического исповедания преподается обязательно на русском языке. Недоброжелательство это выражается в уклонении ксендзов от правильного преподавания закона божия в правительственных училищах, в редком посещении училищ и всобще в недостаточно усердном исполнении сеоих обязанностей.
Такое отношение ксендзов к правительственным училищам отвращает местное католическое население, в большинстве случаев весьма религиозное, от правительственных училищ, так как дает ему повод полагать, что эти учебные заведения не могут дать надлежащего религиозного образования.
Наряду с таким отношением к правительственной школе коендзы настоятельно требуют от своих прихожан, даже от литовцев и жмудинов, у которых дополнительное богослужение производится на местном наречии, знания молитв и закона божия на польском языке, не допускают не исполнивших такого требования к таинствам исповеди и св. причастия. О влиянии римско-католического духовенства на возникновение тайных школ свидетельствует и виленский губернатор в своем всеподданнейшем отчете за 1885 г.
В этом отчете барон Гревениц между прочим говорит:
К сожалению, со стороны римско-католического духовенства русская школа не только не находит поддержки, но встречает даже сильное противодействие своим делам. Законоучители римско-католического исповедания крайне небрежно относятся к своим обязанностям и если иногда посещают училища, то лишь для соблюдения формальности из опасения ответственности пред гражданской властью. Вообще все римско-католическое духовенство всеми способами уклоняется от изложения истин своего вероучения не только с церковной кафедры, но и вне церкви на русском языке, столь понятном большинству населения, и пользуется всеми могущественными средствами духовного воздействия на своих прихожан, чтобы не допустить русского языка к употреблению в домашней и общественной молитве.
Такой образ действий римско-католического духовенства поддерживает в значительной части вовсе не принадлежащего к польской национальности населения губернии искусственную потребность изучать чуждый ему польский язык, который хотя давно уже устранен из публичного употребления в сфере гражданской жизни, остается невозбранно до настоящего времени для белоруссов и литовцев римско-католического исповедания языком церковным, языком молитвы, общественного богослужения и проповеди. С изучением же польского языка к населению прививаются и национально-польские взгляды на исторические судьбы здешнего края, польские стремления, обычаи и предрассудки.
Зажиточное польское население точно так же нередко способствует открытию тайных школ. Неоднократно было наблюдаемо, что те самые лица, которые отказывали во всяком материальном содействии к открытию правительственной русской школы, охотно обеспечивали средствами тайную школу с преподаванием на польском языке.
Вышеуказанное, искусственно создаваемое стремление посредством различных происков католического населения в тайные училища не имеет своею целью ни религиозного образования местного населения, ни распространения среди него грамотности, так как польский язык не является для этого населения ни государственным, ни в громадном большинстве случаев родным, а для литовцев и жмудинов не имеет даже значения языка дополнительного богослужения. Действительная цель этих школ — это ополячение местного населения, чуждого по своему происхождению польской национальности, воспитание этого населения в духе польских политических учений, противных русской народности и правительству. Как показал опыт, тайные школы служат наиболее действительным средством к достижению указанных целей, ибо при помощи их легче всего распространяются в населении католическо-польские тенденции, а также всевозможные польские учебники и книги заграничного происхождения и часто возмутительного содержания, имеющие целью внушать самые превратные и ложные понятия о русском народе, правительстве и его целях.
Из всего вышеизложенного видно, что открытие тайной школы в Северо-западном крае составляет важное преступное деяние, направленное к достижению противоправительственных целей. Между тем, деяние это подводится под статьи 1049 и 1050 улож. о наказ. Согласно первой из этих статей виновные в открытии какого-либо рода учебного или воспитательного заведения без разрешения правительства подвергаются за сие денежному взысканию: в столицах — не свыше 200 руб., в прочих городах не свыше 75 руб., а в селениях не свыше 5 руб. На основании же второй — лица, не закрывшие содержимого ими без разрешения учебного заведения в установленный судом срок, подвергаются двойным сравнительно со ст. 1049 штрафам и, кроме того, отдаче под надзор полиции или высылке за границу.
Приведенными статьями открытие без разрешения учебного начальства рассматривается как полицейский проступок, а потому за совершение его и определяется незначительное взыскание. Но предусмотренное этими статьями деяние по свойству и значению своему существенно отличается от тех преступных посягательств, которые представляют собой тайные школы в Северо-западном крае, а потому и мера взыскания, устанавливаемая этими статьями, вовсе не соответствует важности этих посягательств, состоящих в противной видам правительства пропаганде. Действительно, долголетний опыт доказал, что действующие правила о недозволенном обучении представляются недостаточными в борьбе с помянутым злом и что тайные школы в Северо-западном крае, несмотря на все усилия администрации, не только не уменьшаются в числе, но даже увеличиваются.
Такое положение вещей давно уже озабочивало как министерство народного просвещения, так и министерство внутренних дел. Начиная с 1883 г. между сими министерствами и министерством юстиции происходила переписка о мерах к искоренению указанного зла, которая привела означенные министерства к заключению о необходимости прибегнуть в борьбе с тайными школами к исключительным мерам, в основание коих должно быть положено: 1) изъятие из ведения судебных установлений всех вообще дел об открытии тайных школ в Северо-западном крае, независимо от того, на каком языке производится обучение в оных, и 2) усиление самой ответственности на упомянутые деяния.
На этих началах и выработаны были особым, бывшим при министерстве народного просвещения совещанием временные правила против открытия и содержания тайных школ в Северо-западном крае.

(Сборн. постановл. по мин. нар. просв., т. XII, стр. 793—795, 817—823.)



© При использовании материалов гиперссылка обязательна.