Эскорт в Москве только в MOLLY/24

вернуться к списку всех работ


О ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАТОЛИЧЕСКОГО ДУХОВЕНСТВА В НАЧАЛЬНЫХ УЧИЛИЩАХ ВАРШАВСКОГО УЧЕБНОГО ОКРУГА (1876-1892 гг.)


Хрестоматия по истории педагогики, М., 1936 г.
OCR www.biografia.ru



1. Обращение варшавского генерал-губернатора к начальникам римско-католических епархий Царства польского в 1876 г.

Дошло до моего сведения, что в некоторых местностях здешнего края со стороны римско-католического духовенства замечены действия, направленные к тому, чтобы подчинить своему влиянию обучение детей в начальных училищах. Не ограничиваясь присущим духовному званию изложением правил и догматов веры в проповедях и поучениях, произносимых внутри храмов, ксендзы, под разными предлогами, собирали детей к заранее назначенному времени в указанную деревню и там, испытывая познания детей в законе божьем и молитвах, делали притом родителям намеки на будто недостаточное преподавание закона божия в начальных училищах и даже вообще на мнимую неудовлетворительность училищной программы наук. Один же из ксендзов во время богослужения в костеле позволил себе с амвона осуждать действия и способ преподавания учителя местного начального училища и советовал прихожанам жаловаться на него училищному начальству, каковая речь, по словам сего ксендза, была им произнесена вследствие нареканий прихожан на плохое воспитание детей учителем.
Так как на точном основании существующего высочайше утвержденного законодательства народные училища подчинены исключительно светскому учебному ведомству и дела сих училищ ни под каким предлогом не подлежат ведению или какому-либо вмешательству духовенства, то подобные вышеизложенным поступки ксендзов признаются прямо противозаконными и потому не могут быть и не будут терпимы.
Вследствие сего я покорнейше прошу ваше превосходительство предварить духовенство вверенной вам епархии, что ему ни под каким предлогом не дозволяется собирать детей для обучения их чему бы то ни было, не исключая закона божия, и что тем более оно, духовенство, под опасением строжайшего взыскания, не должно позволять себе никакого, прямого или косвенного, вмешательства в не относящиеся до него дела народных училищ, подлежащих ведению учебного ведомства, достаточно заботящегося о их благосостоянии, наблюдающего за всеми относящимися к оному условиями и принимающего зависящие от него меры к отвращению могущих где-либо оказаться неправильностей относительно состояния училища или упущений со стороны учителя.

2. Из "всеподданнейшего" отчета варшавского генерал-губернатора в 1890 г.

Обращаясь к делу народного образования в местностях с чисто польским народонаселением, я считаю своим долгом остановить внимание в. и. в. на участие в нем римско-католического духовенства. Я полагал бы, что устранение ксендзов от преподавания закона божия в народных школах следует допускать лишь в самых исключительных случаях, на том основании, что ксендз, не допущенный до школы, вредит ей гораздо более ксендза, которому вверено в ней преподавание своей веры.
Установить повсеместный и постоянный надзор за римско-католическим духовенством в его отношениях к сельскому люду немыслимо, между тем влияние его на этот люд бесспорно: простым замечанием, брошенным на ходу мальчику, возвращающемуся из школы, или его родителям, ксендз может дать отвращение или любовь к ней. Понятно, что ксендз, сам участвующий в деле преподавания, хотя бы из простого самолюбия всячески привлекает воспитанников в школу, тогда как он же, исключенный из нее, если и не дерзает открыто восставать против посещения школы детьми, то, несомненно, относится к ней враждебно и при удобном случае не преминет бросить в нее камнем, а это совершенно достаточно для того, чтобы вселить в темный сельский люд недоверие к ней. Это, так сказать, отрицательная деятельность ксендза, исключенного из школы, но тут же наблюдается и зло положительное. Родители детей, лишенных духовного поучения в школе, направляют их к тому же ксендзу, который тайно у себя дома и явно в костеле поучает их основам своей религии, но эти поучения, находясь вне правительственного надзора, тотчас принимают другой характер, нежели они имели в стенах школы под непосредственным наблюдением правительственного чиновника. Между тем совершенно возбранить всякое обучение детей закону божию немыслимо. Не говоря о том, что безверие, это страшное зло, уже охватившее значительную часть Западной Европы, не может быть поощряемо правительством по тем пагубным последствиям в деле общественной нравственности, которые оно влечет за собою, но одно уже преследование веры никогда и нигде не возвышало угнетателей, а лишь заменяло спокойных верующих ослепленными фанатиками.
На основании вышеизложенного я настаиваю на необходимости участия ксендза в деле низшего народного образования, хотя это участие отнюдь не может быть официально признано обязательным, дабы ксендз всегда знал, что его деятельность в школе вполне зависит от благоусмотрения учебного начальства и, опасаясь удаления из нее, остерегался бы от поступков и поучений, противных правительственным взглядам. В прежнее время это дело и было именно таким образом поставлено участие ксендза, не будучи обязательным, было тем не менее почти повсеместным. Но за последние годы учебное ведомство систематически удаляет ксендзов от преподавания в народных школах, и в настоящее время в девяти десятых из них преподавание закона божия поручено светским лицам, иногда некатолического вероисповедания. Этот образ действий не замедлил оказать свое влияние на посещение школы детьми, с каждым годом все более сокращающееся, тогда как конфессионалы ксендзов переполнены чающими получить свет образования и веры.
Для устранения этих вредных явлений и истекающих из них до крайности нежелательных последствий я осмеливаюсь представить на благоусмотрение в. и. в. следующую меру, по моему разумению, безусловно необходимую:
Повсеместное, елико возможно, допущение римско-католического духовенства к обучению правилам веры в народных сельских училищах.

3. Мнение министра народного просвещения Делянова (1892 г.)

Правило о том, что религиозное обучение юношества должно быть поручаемо духовным лицам того вероисповедания, к коему принадлежат обучающиеся, составляет в теории бесспорную истину. Но, к сожалению, это теоретическое начало, подобно многим другим чисто отвлеченным принципам, не всегда осуществимо на практике. Казалось бы с теоретической точки зрения несомненным, что церковь, построенная католиком, или монастырь, учрежденный лицом, исповедовавшим католическую религию, должны оставаться навсегда католическими; что то и другое благотворительное и общеполезное заведение, получившее при первоначальном его учреждении специально католический характер, должно навсегда сохранить такой характер. Однако многочисленные примеры показывают, что роковая нгобходимость заставляет нередко отступать на практике от вышеупомянутых теоретических начал: костелы превращаются в православные церкви; основанные же католиками в прошедшее время с специальными целями католической пропаганды монастыри, больницы, учебные заведения, по тем или другим причинам преобразовываются, утрачивая первоначально присвоенный им характер. То же самое повторяется и в рассматриваемом ныне деле. Несочувствие учебного начальства мере, клонящейся к допущению ксендза в начальную народную школу, проявилось не в последнее только время. И бывший попечитель Варшавского учебного округа тайный советник Витте и покойный министр народного просвещения граф Толстой, точно так же как и теперешнее учебное начальство, основываясь на многочисленных указаниях опыта, старались всегда устранить католическое духовенство от всякого участия в деле начального народного образования. Побудительною к сему причиною служило, между прочим, то соображение, что никакие уступки римско-католическому духовенству или соглашения с ним никогда не могли уничтожить или ослабить враждебного отношения членов этого духовенства (в некоторых случаях проявляемого явно, в других — более скрытно) к государственным целям, преследуемым русским правительством в крае с польским католическим населением.
Во время польского восстания 1830 г. главными подстрекателями населения к бунту явились, как известно, лица, принадлежавшие к местному католическому духовенству, т. е. те самые лица, в среде которых должны были бы еще живо сохраняться воспоминания о широких благодеяниях, оказанных польскому населению и польскому духовенству императором Александром I. То же самое повторилось и в 60-х годах. У всех еще живо в памяти, как католическое духовенство, воспользовавшись тем, что ему дано было близкое участие в ведении дела народного образования, не только в местностях с чисто польским населением, но и в таких губерниях, как Витебская и Могилевская, и притом как в низших, так и в средних учебных заведениях — всячески возбуждало учащихся против правительства, нередко открыто уговаривая их присоединиться к мятежным бандам. Весьма естественно, что при таких условиях учебное ведомство никогда не относилось и ныне не может относиться сочувственно к допущению ксендзов в народную школу. Не отрицая того, что в развитии дела начального народного образования в губерниях Царства польского могут быть, под влиянием тех или других неблагоприятных (с точки зрения польских и католических интересов) обстоятельств, временные остановки; что число сельских учебных заведений, а также число учащихся может уменьшиться, статс-секретарь граф Делянов признает необходимым указать, что в приводимых генерал-адъютантом числовых данных встречается некоторая неточность, на основании коей однако, делается вывод, что число школ в период 1882—1892 гг. уменьшилось на значительную цифру. В этих данных значится, что в общем числе 2466 гминных и сельских школ Привислянского края заключается 398 школ, заведенных в Люблинской и Седлецкой губерниях на счет казны. Но эти училища существовали уже в 1882 г., а если и были прибавлены к ним в 1885 г. в бывшем Греко-униатском крае сельские училища на счет казны, то лишь всего 65. Следовательно, нельзя вычитать из общего числа школ 398, а надлежит исключить лишь 65 школ. При этой поправке окажется, что все количество школ за указанный период времени не уменьшилось с 2371 до 2068 (или на 303 училища), а увеличилось с 2371 до 2401 (на 30 школ). Впрочем, если бы вместо незначительного увеличения последовало даже существенное уменьшение в числе школ, то он, статс-секретарь граф Делянов, находит, что лучше не иметь вовсе школы, чем допускать существование школы, всецело руководимой католическим ксендзом. Не подлежит сомнению, что вредное влияние католического духовенства на местное сельское население проявляется и вне школы, но, с безусловньш допущением ксендза в народное училище, влияние это будет осуществляться вдвойне — и в церкви и в школе.

4. Решения особого правительственного комитета и Александра III в 1892 г.

Руководствуясь вышеизложенными соображениями, комитет полагал, в разъяснение правил о порядке замещения должностей законоучителей в гминных и сельских католических училищах губерний Царства польского, постановить:
1) ходатайства о замещении должностей законоучителей в гминных и сельских католических начальных училищах губерний Царства польского местными приходскими священниками, возбуждаемые местными обществами в порядке, предусмотренном ст. 54 высочайшего указа 30 августа 1864 г., разрешаются по предварительном, в каждом отдельном случае, соглашении училищного начальства с местным губернским начальством; в случае разногласия дело представляется на окончательное разрешение варшавского генерал-губернатора;
2) преподавание закона божия римско-католического вероисповедания в упомянутых в предыдущем пункте училищах не должно быть поручаемо лицам, принадлежащим к другим вероисповеданиям.
Государь император в 16-й день марта 1892 г. положение комитета высочайше утвердить соизволил; при этом, отчеркнув в журнале комитета заявление министра финансов о том, что было бы полезно войти с Римскою куриею в соглашение о несмещении без особой вины тех из ксендзов, состоящих преподавателями закона божия в народных училищах, которые будут действовать в своем преподавании в духе правительства, е. и. в. изволил собственноручно начертать на журнале: «Нахожу замечание министра финансов существенно важным и необходимым и на это обращаю особое внимание министра внутренних дел».

(Сборн. постановл. по мин. нар. просв., т. XII, стр. 743—746)



© При использовании материалов гиперссылка обязательна.