Эскорт в Москве только в MOLLY/24

вернуться к списку всех работ


ДОКЛАД МИНИСТРА НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ Д. А. ТОЛСТОГО «О МЕРАХ С ОБРАЗОВАНИЕМ НАСЕЛЯЮЩИХ РОССИЮ ИНОРОДЦЕВ» (1870 г.)


Хрестоматия по истории педагогики, М., 1936 г.
OCR www.biografia.ru



На подлинном министром народного просвещения написано: «Высочайше утверждено».

Всеподданнейший доклад. На всеподданнейших отчетах моих об осмотренных мною в 1866 и 1867 гг. учебных заведениях некоторых учебных округов я имел счастие представлять на всемилостивейшее в. и. в. усмотрение, между прочим, предположения мои, удостоенные высочайшего одобрения, о мерах к образованию инородцев, обитающих в России, именно в некоторых губерниях, входящих в состав Казанского и Одесского учебных округов.
Руководящей мыслию достигнуть цели более прочного сближения инородцев с коренным русским народом путем постепенного распространения между ними знания русского языка я предварительно признал необходимым, не предрешая вопроса о системе, которой должно следовать в достижении предположенной цели, собрать все необходимые данные по этому важному делу как у нас в России, так и вне ее пределов. Собранные таким образом сведения были подвергнуты всестороннему рассмотрению и обсуждению в Ученом комитете министерства народного просвещения, потом в уездных и губернских училищных советах попечителей учебных округов. К вящему же разъяснению этого вопроса призвана была и наша периодическая печать, чрез напечатание, по моему распоряжению, статей по этому делу в «Журнале министерства народного просвещения».
В настоящее время вопрос об образовании инородцев окончательно был рассмотрев в Совете министра народного просвещения, в присутствии попечителей Казанского и Одесского учебных округов, вызванных для принятия участия в обсуждении этого дела, а также приглашенного для той же цели, по сношению моему с министром внутренних дел, директора департамента духовных дел иностранных исповеданий, тайного советника графа Сиверса.
Совет министра народного просвещения, при рассмотрении этого дела, принял во внимание, что инородцы, населяющие Россию, распадаются на несколько племен и групп, различающихся между собою, с одной стороны, большею или меньшею степенью обрусения, а с другой — в отношении религиозном. Поэтому совет пришел к тому заключению, что система образования каждой группы должна иметь некоторые свои особенности, обусловливаемые внутренними качествами принадлежащих к группе племен. Вследствие сего инородцы, по отношению к системе образования, разделены на две группы: инородцы-христиане и татары-магометане.
На сем основании совет министра народного просвещения, в заседании 2 февраля сего 1870 г., определил главные начала (изложенные в представляемом при сем в подлиннике журнале оного, за № 42, в отделах под лит. А и Б), на которых должна быть устроена на будущее время система образования инородцев.
Всеподданнейше представляя о вышеизложенном на всемилостивейшее воззрение в. и. в., я приемлю долг, согласно определению упомянутого совета, испрашивать высочайшего соизволения вашего:
1) на утверждение тех проектов журнала Совета министра народного просвещения, которые определяют общую педагогическую систему образования инородцев;
2) на дозволение внести в Гос. совет в свое время представление министерства народного просвещения относительно учреждения инородческих учительских семинарий и школ, упоминаемых в п. 6 отд. А и п. 7 отд. Б, и
3) войти в предварительное сношение с министром внутренних дел по предметам постановлений сего журнала, подлежащим ведению сего министерства.

Извлечение из журнала Совета министра народного просвещения

А. Относительно инородцев-христиан


1) Начальные школы для инородцев-христиан должны иметь целью религиозно-нравственное их образование и утверждение в православной вере и ознакомлении с русским языком.
2) Общим для всех инородцев-христиан в системе образования их должно быть следующее: а) орудием первоначальнаго обучения для каждого времени должно быть родное наречие его; б) учители инородческих школ должны быть из среды соответствующего племени инородцев и притом хорошо знающие русский язык, или же русские, владеющие соответствующим инородческим наречием, и в) должно быть обращено внимание на образование женщин, так как племенное наречие и племенные особенности инородцев преимущественно сохраняются и поддерживаются матерями.
3) Затем особенности в системе образования каждой группы инородцев заключаются, главным образом, в том значении, какое должно иметь родное наречие инородцев в первоначальной школе. В этом отношении надлежит постановить следующее:
а) Для детей инородцев, весьма мало обруселых и почти не знающих русского языка, учреждаются особые школы, в которых первоначальное преподавание совершается на инородческих наречиях и дети обучаются на своем родном наречии и по учебным книгам на том же наречии. Учебными книгами служат буквари, необходимые молитвы, краткие рассказы из священной истории ветхого и нового завета и религиозно-нравственные книги. Для облегчения инородцам перехода к изучению русского языка все эти книги печатаются на инородческом наречии русскими буквами, с переводом на русский язык или без перевода, за исключением, впрочем, молитвенников и вообще богослужебных книг, которые должны быть с переводом на русский язык. В то же время дети, при помощи местных наречий, обучаются русскому разговорному языку посредством наглядного обучения, и затем, как только усвоят себе довольно значительный запас русских слов и выражений, начинают обучаться русской грамоте (чтению и письму совместно), продолжая в то же время обучаться и русскому разговорному языку, причем это наглядное обучение и обучение грамоте должны все время восполнять и пополнять друг друга, содействуя как умственному развитию детей через ознакомление их с окружающим миром, так и большому по возможности усвоению ими русского языка, с непременным переводом читанного по-русски на местное инородческое наречие. Счислению дети обучаются также сначала на своем инородческом наречии, а потом уже и на русском языке. По достаточном усвоении детьми русского языка закон божий преподается на общих основаниях, причем повторяется на русском языке священная история с необходимыми дополнениями, заучиваются главнейшие молитвы на Русском и церковно-славянском языках и преподается краткий катехизис. Церковное пение как важное орудие христианского просвещения инородцев вводится во всех школах, причем пение исполняется как на местном инородческом наречии, так и на церковно-славянском языке. Затем установление подробностей в исполнении такого учебного плана и определение продолжительности времени на первоначальное и дальнейшее обучение инородческих детей предоставляются ближайшему усмотрению местного училищного начальства.
В инородческих школах с вышеизложенным порядком обучения устраиваются смены для обучения девочек.
Попечителю Казанского учебнаго округа надлежит войти в ближайшее соображение о порядке составления и издания помянутых выше книг на инородческих наречиях и представить министерству народного просвещения предположения свои по сему предмету.
б) В местностях с населением, смешанным из природных русских и инородцев, учреждаются общие для тех и других начальные училища, в которых все обучение ведется на русском языке учителем, владеющим как русским языком, так и местным инородческим наречием, которое однако же допускается к употреблению лишь для устных объяснений. Если же этого будет недостаточно, в таком случае для инородческих детей, до времени усвоения ими русского языка настолько, чтобы обучаться вместе с русскими детьми, устраиваются особые при училищах отделения на местные средства инородцев.
в) Наконец, для достаточно обруселых инородцев, живущих смешанно с русскими или сплошными населениями, учреждаются начальные народные училища на общих для русских училищ основаниях.
4) Ближайшее заведывание училищами двух первых категорий поручается священнику — законоучителю школы, если он обладает знанием местного инородческого наречия и пожелает принять на себя таковое заведывание; если же местный священник не знает инородческого наречия, в таком случае заведывание училищем возлагается на учителя, а преподавание закона божия может быть поручено светскому лицу.
5) Надзор за инородческими училищами возлагается на инспекторов начальных народных училищ, с необходимыми при этом дополнениями инструкции, которая имеет быть дана в руководство всем вообще инспекторам начальных училищ.
6) С целью приготовления учителей для начальных народных училищ Казанского учебного округа вообще и вместе с тем для тех из них, в которых будут обучаться инородцы мало или недостаточно обруселые, следует учредить в Казани учительскую семинарию с трехлетним курсом, на следующих главных основаниях: семинария есть закрытое учебное заведение на 240 учеников, из коих 120 русских и 120 инородцев; в комплект последних помещается такое число учеников из главнейших инородческих племен (мордвы, черемис, вотяков и крещеных татар), которое по возможности было бы соразмерно численности сих племен в губерниях, составляющих Казанский учебный округ. Как в русское, так и в инородческие отделения учительской семинарии избираются лучшие, по засвидетельствованию инспекторов народных училищ, ученики общих и инородческих начальных училищ. В училище принимаются также молодые люди, желающие пройти курс на свой счет. Для практических упражнений в преподавании учеников семинарии учреждаются при ней особые четыре инородческие начальные училища (для мордвы, черемис, чуваш и вотяков); татары же будут практиковаться в имеющемся в Казани училище для крещеных татар, а русские — в одной из начальных русских школ, находящихся в Казани. Затем предложить попечителю Казанского учебного округа составить проект устава учительской семинарии и проект и смету для постройки здания для семинарии.

Б. Относительно татар-магометан

Татары-магометане, населяющие губернию Казанского учебного округа и Крымский полуостров, входящий в состав Одесского учебного округа, составляют племя, фанатизируемое многочисленным духовенством, богатое мечетями и магометанскими школами и крепкое в своей вере. Поэтому обрусение татар-магометан может быть ведено лишь путем распространения русского языка и образования, с устранением всех таких мер, которые могли бы породить в этом, по природе подозрительном, племени опасение в посягательстве правительства на отклонение детей от их веры. Таким образом, в видах достижения главной и единственной цели распространения между татарами-магометанами русского языка и образования надлежит принять следующие меры:
1) В местностях со сплошным татарским населением учреждать на счет казны начальные сельские и городские училища. Учителями в этих училищах до того времени, пока между татарами не окажется достаточное число лиц, основательно знающих русский язык, могут быть и русские, хорошо говорящие по-татарски, а обучение производится применительно к порядку, указанному выше в отношении инородцев-христиан, мало или недостаточно обруселых, с нужными по местным обстоятельствам изменениями. Татарам предоставляется приглашать в эти училища на свой счет законоучителя своей веры, который бы занимался своим предметом в определенные часы по обоюдному с учителем русского языка соглашению. Татарские местные общества избирают из своей среды почетного блюстителя для каждого училища. На первое время в Одесском учебном округе следует учредить до 15 таких училищ в местностях, указанных попечителем округа; что же касается Казанского учебного округа, то предложить попечителю оного войти в министерство с особым представлением о том, сколько и в каких именно местностях он полагал бы полезным учредить начальные народные училища для татар-магометан.
2) Облегчить детям татар-магометан поступление в общие училища учреждением, где окажется надобность и возможность, приготовительных классов при общих начальных народных училищах с единственною целью научению детей русскому разговорному языку, а при уездных училищах и гимназиях — для подготовления их к поступлению в I класс сих заведений. С другой стороны, дабы облегчить детям как татар-магометан, так и вообще инородцам-нехристианам, прохождение курса в означенных училищах, освободить (независимо, само собою разумеется, от посещения уроков закона божия) всех таковых детей: в сельских и городских начальных училищах — от чтения по церковнославянским книгам, в уездных училищах — от изучения церковно-славянского языка, а в гимназиях — от изучения церковно-славянского, греческого и немецкого языков, без ограничения притом прав и преимуществ для тех, которые, при таких изъятиях, окончили бы с успехом полный гимназический курс по прочим предметам. Расходы по устройству в сих училищах преподавания закона магометанской веры должны быть принимаемы на себя местными магометанскими обществами или родителями обучающихся в сих заведениях детей.
3) Располагать местные магометанские общества к учреждению на собственные средства классов русского языка при мектебе и медрессе с тем, чтобы в эти классы, впредь до приготовления учителей из татар-магометан, были назначаемы учителя из русских, хорошо знающих татарское наречие, с возложением на них обязанности обучать детей русскому языку, т. е. разговору, чтению и письму и началам арифметики, т. е. счислению и первым четырем действиям над простыми числами, путем практическим; в медрессе курс русского языка мог бы быть расширен посредством сообщения главнейших грамматических правил, а курс арифметики — чрез присоединение первых четырех действий над числами именованными и дробными. Обучение в русских классах как при мектебе, так и при медрессе сначала вводить на местном татарском наречии или при помощи его с тем, чтобы затем дальнейшее преподавание, по мере того как дети будут усваивать себе устную русскую речь, продолжать преимущественно и, наконец, исключительно на одном русском языке. Посещение особых классов, учрежденных при мектебе, должно быть обязательно для всех учащихся в сих последних и при медрессе — для юношей до 16-летнего возраста. При этом, в видах устранения со стороны татар всякого подозрения относительно духа этого преподавания, не препятствовать лицам, заведывающим мектебе и медрессе или обучающим в них, присутствовать, буде пожелают, на уроках в русских классах. Наконец, не дозволять открытия новых мектебе и медрессе иначе, как с обязательством иметь при них учителей русского языка на счет магометанских обществ.
4) В тех городах и селениях, где будут учреждены особые начальные училища для детей татар-магометан, устраивать при сих училищах смены для обучения девочек; там же, где вместо особых училищ будут заведены русские классы при мектебе и медрессе, устраивать на счет-казны училища для девочек.
5) Озаботиться составлением и изданием учебных книг, необходимых для употребления как в отдельных училищах для татар-магометан, так и в училищах при мектебе и медрессе, и предложить попечителям Казанского и Одесского учебных округов войти в ближайшее соображение о составе и порядке издания сих книг и представить министерству народного просвещения предположения свои по сему предмету.
6) Главный надзор как за отдельными училищами для татар-магометан, так и за русскими классами при мектебе и медрессе возложить на инспекторов начальных народных училищ.
7) С целью приготовления учителей для училищ татар-магометан учредить на счет казны две учительские школы: одну в Уфе и другую в Симферополе. Первая должна снабжать учителями училища для татар-магометан Казанского учебного округа, а вторая — училища для крымских татар-магометан. Школы эти должны быть закрытыми учебными заведениями, на 30 учеников каждая, и, сходствуя между собою в главнейших частях своего устройства, могут отличаться одна от другой в частностях и подробностях. Посему составление подробных проектов устройства сих двух учительских школ следует поручить попечителям Казанского и Одесского учебных округов, по принадлежности, и сверх того от первого из них потребовать соображения о том, в какой мере можно рассчитывать на желание татар-магометан воспользоваться учительскою школою в Уфе.
8) Наконец, в видах побуждения татар-магометан к усвоению русского языка и русского образования, ходатайствовать: а) чтобы, через определенное число лет по издании постановлений о мерах к образованию татар-магометан, лица, желающие занять духовные должности, не иначе были избираемы в оные и утверждаемы в них, как по предъявлении свидетельств об удовлетворительном знании ими русского языка, русской грамоты (чтения и письма) и первых четырех действий арифметики и вообще общего начального курса магометанских народных училищ; б) чтобы те, которые удовлетворяют вышеозначенному требованию относительно знания русского языка и элементарного курса учения, могли быть избираемы и в Таврической губернии в духовные должности, хотя бы и не происходили от лиц духовного звания; в) чтобы через определенное число лет по издании сего постановления татары-магометане могли быть избираемы в общественные должности (земские, городские и сельские) или определяемы в канцелярские должности по магометанскому духовному управлению не иначе, как по предъявлении свидетельства о том, что они усвоили себе русский язык и русскую грамоту (чтение, письмо и счисление). Срок для приведения в исполнение помянутых выше требований надлежит определить по соглашению с министерством внутренних дел, а выдачу свидетельств предоставить местным уездным училищам и инспекторам начальных народных училищ.

(Сборы, постановл. по мин. нар. просв., т. IV, стр. 1555—1566)



© При использовании материалов гиперссылка обязательна.